О проекте  |  Реклама  |  Контакты

Мифы здорового образа жизни. Морализаторство в двух частях. Артем Желтов

Размещено: 19/11/2012
Тематика: Городские тренды
Тэги: томск, желтов, зож, город, здоровье, курение, алкоголь

Часть первая. Мифы классического ЗОЖ

Здоровый образ жизни полон мифов, а уж будущее здоровья в городах будущего – так и подавно. Прежде чем создавать новые города с их новыми стандартами здорового образа жизни, хорошо бы разобраться, на какое понятие здоровья следует ориентироваться. Ну хотя бы, в какие мифы верить.

Медицинская информация, содержащаяся в общественном сознании, мифологична от начала до конца, причем следует различать «мифы медиков», «мифы демографов» и «мифы больных». Как и положено, эти мифы во многом, предопределяют личный и групповой выбор. Значительная часть околомедицинской литературы представляет собой развенчание одних мифов через утверждение других. К данной статье это, разумеется, тоже относится. Мифы просты, а значит, вполне действенны, и следование им помогает и врачам, и демографам, вести и пропагандировать здоровый образ жизни. Другое дело, что выстраивать политику в области здравоохранения и здорового образа жизни, основываясь на мифах, дело как минимум рискованное. 

Сейчас мейнстримом российской политики в области здоровья является миф «Все наркотические средства одинаковы и все они вызывают привыкание и быстро убивают». Он ложится сонмищем химер на сознание людей, не представляющих картину психики и возможности воздействия на нее. Устойчивое положение самых богатых корпораций мира: табачных, героиновых, алкогольных и слабоалкогольных (пивных), зависит от своеобразного паритета во взаимной борьбе разрешенных и запрещенных наркотиков.

Взять хотя бы простой пример: пиво считается не вредным, его можно рекламировать и продавать. Тем не менее пивное опьянение, особенно в странах с большими пошлинами на крепкий алкоголь, приводит к более страшным последствиям, чем наркотики. Однако, темп умирания от переупотребления пива медленнее, и общие показатели это не портит. Сухое красное вино, которое французы пьют за обедом и ужином, коррелирует с отсутствием инфарктов и вообще сердечнососудистых заболеваний, но с его употреблением также борются в отдельных странах, сдвигая равновесие в сторону крепких напитков и тяжелых наркотиков. 

Противоположная конструкция «Курение, алкоголь помогает расслабиться» относится к мифу оправданий заядлых курильщиков и людей, пьющих от стресса. Миф имеет две стороны – "расслабиться и пересмотреть ситуацию", и "расслабиться и забыться", то есть временно умереть. Те, кто становится алкоголиками, наркоманами, курильщиками сжигающими легкие, уходят из мира, не сразу, так со временем. Те, кто хочет переключиться, пьет в горе или во здравие или от усталости мысли, никуда не уходят. Но истоки проблем, в отличие от дымящейся сигареты, заметить и законодательно запретить не получается. Отсюда убеждение, что русские умирают, потому что в России не ведется борьба с курением.

Цифры ВОЗ по курению выглядят более или менее правдоподобными. Возможно даже, что активное курение действительно вызывает рак. Но, вот, с пассивным курением дело обстоит не столь однозначно. С чисто формальной точки зрения здоровый человек должен справляться с неблагоприятными факторами внешней среды. Кроме того, количество факторов, которые современная медицина считает канцерогенными, возрастает от года к году. При этом отнюдь, не все люди, имеющие дело с данными факторами, заболевают раком, а среди заболевших есть и такие, кто жил в экологически здоровой среде. 

Разборки правительств европейских стран с курильщиками напоминают трусливого контролера в автобусе, берущего штраф с девочки, забывшей школьный проездной, и обходящего стороной громилу, который и не собирается платить. Так, мировое сообщество не может справиться с тем, что детей в возрасте 12–14 лет разветвленная сеть проплаченных продавцов сажает на героин без особого права выбора, зато оно вцепляется в курильщиков, причем пропаганда ведется таким сбалансированным образом, что с одной стороны кто-то бросает курить, а с другой начинает.

Представляется, что в области борьбы с курением нужно продолжать разъяснение вредности курения (пользы от этого никакой, но и вреда тоже нет), при этом важно оставить курящим возможность курить в местах отдыха и на улице. Критически важно сократить количество запретов на курение, исходя из того, что отказ от курения должен стать свободным, а не вынужденным выбором. Учитывая, что многие заболевания, в том числе, возможно, и рак, являются психосоматически зависимыми, следует избегать в пропаганде здорового образа жизни утверждений типа «курение вызывает рак». Следует акцентировать внимание на неэстетичности курения.

Миф «Россия – самая пьющая страна в мире» усиленно поддерживается как внутри страны, так и из-за рубежа. Как правило, все ссылаются на позицию Всемирной организации здравоохранения. Но статистика ВОЗ по алкоголизации вообще не заслуживает доверия. Она правильно учитывает «официальный» потребляемый алкоголь, но цифры по алкоголю домашнего производства берет с потолка. Для России соответствующие показатели завышены. Для «виноградных стран»: Франции, Испании, Италии, Молдавии и др., – вино домашнего изготовления, судя по окончательным цифрам, не учитывается вообще. Поэтому к утверждению о критическом характере рубежа «10 литров условного спирта в год» нельзя относиться серьезно.

Еще хуже мифологическая конструкция «Начнем антиалкогольную компанию, надо же что делать, народ спивается» Кампании по борьбе с алкоголизмом в этой стране проводились не раз. Ни одна из них не принесла успеха в главном – потребление алкогольных напитков продолжало увеличиваться. Зато побочные эффекты этих кампаний всякий раз тяжелым грузом падали на российскую экономику. Нужно прямо сказать, что организовывать очередную антиалкогольную борьбу в разгар глобального экономического кризиса очень несвоевременно.

Бессмысленность антиалкогольных кампаний в России объясняется тем, что основной удар всегда приходится на крупные города и более или менее имущие слои населения, в то время как «зашкаливает» пьянство в малых городах и деревнях, среди беднейших слоев населения. Иными словами, когда государство борется с потреблением алкоголя, проблемы возникают у студентов, старшеклассников, городской интеллигенции. И совсем не возникает проблем у людей, окончательно спившихся или спивающихся. Как правило, они покупают спиртное не в культурном магазине, поэтому ограничения продаж на них не действуют. Они не поддаются антиалкогольной пропаганде. Их невозможно напугать отчислением или увольнением. Поэтому антиалкогольная кампания бьет мимо цели. Вернее, бьет не в ту цель. Вывод: перед антиалкогольной кампанией нужно поставить вменяемую задачу.

Можно всерьез бороться с суррогатами алкоголя и, тем более, алкоголесодержащих коктейлей. Можно ставить вопрос о культуре употребления спиртных напитков и решать этот вопрос средствами кино и телевидения. Можно содействовать трансформации потребления в пользу более легкого алкоголя. Можно сформулировать и решить проблему сакрализации потребления алкоголя, то есть создания соответствующей гуманитарной технологии. Ясно одно: как-то очертить границы очередной кампании необходимо.

В городах будущего вообще и в Томске 3.0 в частности будут сочетаться и индустриальные, и новые (когнитивные?) представления о здоровье. Никуда не денутся старые пороки, более того, в дополнение к ним появятся новые, как изнанка новых образов жизни. Хорошо бы только, чтобы вместе с новыми образами жизни и новыми представлениями о здоровье и болезни эволюционировали и соответствующие мифы. А то так и будем повышать акцизы, запрещать, «держать и не пущать», а потом в который раз удивляться результатам. 

Артем Желтов специально для "Томского Обзора"

оставить коментарий

* - поля, обязательные для заполнения

Ваше имя*:

E-mail:

Комментарий*:

Комментариев пока нет



Темы

Комментарии

Последнее